О том, как Воротников внезапно поделился